Русский Анджоман
http://blagoverie.org/world/heritage/Russia/Russians/Div.phtml
28 февраля 2024,    15.12.3761 ЗЭ

Откуда дивы берутся?

Див – демонический персонаж в славянской мифологии. Упомянут в средневековых «Словах…» (поучениях против язычества) и в «Слове о полку Игореве» в форме «дивъ» и «дивь»: «...свистъ зверинъ въ стазби; дивъ кличетъ връху древа, велитъ послушати земли незнаеме, Влъзе, и Поморію, и Посулію, и Сурожу, и Корсуню, и тебе, тьмутораканьскый блъванъ»; «Уже снесеся хула на хвалу, уже тресну нужда на волю, уже връжеса дивь на землю». Див, сидящий на дереве, своим свистом предвещает неудачу похода князя Игоря на половцев, причём его свист разносился от Волги до Крыма, от заволжских лесов и степей до Тмутаракани.

 

Див, сидящий на дереве

 

Кто же такой этот див? Первоначально слово «див» имело значение «чудо». Развитие отрицательных значений этого понятия связывают с дэвами – служителями Аримана из заратуштрийской мифологии.

 

Тахмурасп, побеждающий дэвов

 

То, что див соединяет в себе представления о тёмном, смертоносном славянском божестве Чернобоге можно судить на основании малороссийских пословиц: «Щоб тебе чёрный бог убив», «щоб на тебе див пришов». Ф. И. Буслаев в «Исторических очерках...» указывает на польское поверье, будто «дьявол, превратившись в сову, обыкновенно сидит на старой дуплистой вербе и оттуда вещует, кому умереть».

 

В «Толковом словаре…» В. И. Даля как одно из значений слова «див» наряду со значением «чудо, диво» указано: «зловещая птица, вероятно, пугач, филин». Из этого можно заключить, что прототипом образа дива являются сова или филин, имеющие в народе репутацию зловещих предвестников беды.

 

Филин

 

Но есть и другая, более оригинальная версия о возникновении образа дива. Ф. И. Буслаев в своей работе «Русский богатырский эпос» сопоставил дива, сидящего на дереве и свистом нагоняющего беду, с образом Соловья-разбойника, от свиста которого пригибались деревья, а люди падали замертво. Внешне див – Соловей-разбойник имеет скорее человекоподобное обличие, нежели птичье.

 

Соловей-разбойник

 

Говоря о человекоподобном облике дива славянской мифологии следует обратить внимание на персонажа поэмы «Искандер-наме» поэта и мыслителя XII в. Низами Гянджеви. Описывая битву румов (т. е. греков) с русами (т. е. славянами или варягами) в районе Кавказа, он упоминает, что русы использовали в бою дива, привязанного за ногу цепью. Из поэмы следует, что эти дивы предпочитают спать на деревьях – налицо очевидная параллель со «Словом…». Див «так был груб и крепок, что стала похожей на деревьев кору его жесткая кожа» и покрыт косматой шерстью:

 

«Мудрецы удивлялись: не зверь он... а кто же?

С человеком обычным не схож он ведь тоже…»

«Это дикий из мест, чья безвестна природа…

не людского он рода».

 

Следует отметить, что кроме дива и Соловья-разбойника в славянской мифологии присутствует ещё одно чудовище, убивающее людей свистом (и шире – ветром). Это Вий, мифологически связанный с авестийским персонажем ветра и смерти – Вайу.